Язык сайта / Language

Собачий вопрос в интерьере города

«Полярка», 1994 г.

new07Ничего себе стайка, а? И где бы вы думали, все это происходит - в какой-нибудь глухомани несусветной? Вовсе нет: в областном центре. В любом районе бегают не одна и не две, а сотни бесхозных одичавших собак, собираются в стаи. Ладно, бегали бы себе и бегали, это еще можно стерпеть, но…

- На прошлой неделе к нам шестилетнего ребенка доставили, его укусила собака, - рассказывает заведующий отделением травмпункта № 1, что на улице Книповича, Ильхом Тухтабаевич Абдурахманов. - Мы, конечно же, сразу оказали помощь, обработали и зашили рану. Но шрамы на лице у ребенка - а это девочка! - останутся теперь на всю жизнь. Кроме того, ребенок страшно перепугался, такие стрессы тоже всю жизнь будут вспоминаться.

И далее Илхамжан Тухтабаевич поделился наблюдениями над «сезонными» особенностями своей работы: если зимой на первое место выходят травмы, полученные мурманчанами на нечищенных дорогах и тротуарах, то в весенний и летний период люди получают травмы от укусов животных, да еще от пребывания на Семеновском озере.

Сколько ж человек подвергается нападению собак? Ведется ли такая статистика? А как же! Вот, например, в нынешнем апреле были приняты «по поводу укусов» 78 взрослых и 101 ребенок, в мае: взрослых - 82, детей - также 101. За июнь итоги не подводили, но цифры тоже меньшими не будут. И это только по травмпункту № 1, а есть и другие лечебные учреждения, где пострадавшим оказывают помощь.

Откуда же берутся эти «бомжи»? Конечно, собаки интервью не дают и не могут рассказать, как жили-были в городских квартирах, в хороших руках, а потом вдруг очутились на улице. Одному хозяину надоело ухаживать за животным, другому стало кормить нечем, третьему в отпуск надо ехать...

В общем, подержали в доме, наигрались - и выставили за порог. Живи, мол, как знаешь. Пищу добывай тоже как хочешь и где можешь. Так у большинства и начиналась «совсем собачья» жизнь. Товарищи по несчастью сбиваются в стаи. Так им, наверное, легче переносить трудности. Ну, бывают и свои маленькие радости: свадьбы, потом пойдут дети.

На этот период матери ютятся в подъездах домов, в подвалах, приживаются на предприятиях, в школах, детсадах: в городе есть не только жестокие люди, которые выбрасывают животных, но и сердобольные, которые жалеют, подкармливают. Тем более, щенки такие пушистенькие, хорошенькие!

Правда, взять их к себе, зарегистрировать, словом, узаконить существование животного жалостливые люди, как правило, не хотят...

Вот, скажем, прижилась такая «мать-одиночка» в вентиляционном люке на Кольском проспекте, под порогом парикмахерской «Волшебница». Три щенка родились. Их кто-то регулярно подкармливал, даже воду ставили. Сейчас те хорошенькие щенки вымахали в крепких псин.

Так обычно появляется на свет второе поколение беспризорников. Кстати, кто бывал в рыбном порту, тот знает, сколько там бегало «ничьих» собак. Сейчас их здесь почти нет: многие предприятия, расположенные на территории порта, остановились, подкармливать псов, некому - и они дружными рядами переселились в город.

А тут своих бездомных полно: многие мурманчане в отпуска на лето уехали, выкинули бывших любимцев на улицу; ученики в школу летом не ходят, животных не подкармливают - те тоже пополняют стаи. Словом, собак в Мурманске развелась тьма-тьмущая.

Кто читал Маяковского, тот помнит, как поэт, в 30-е годы ездивший по Союзу, «прославил» Краснодар - город поразил его неимоверным количеством собак. Что б он про наш-то город сказал, если б дожил и случилось быть здесь?

Но ведь есть же, в конце концов, в почти полумиллионном городе службы, которые отвечают за это дело! Ладно, поищем. Пункт по приему бродячих животных находится на улице Книповича, 51а, при ветлечебнице. Вот что рассказала исполняющая обязанности мастера Надежда Ивановна Светлова:

- Сейчас в Мурманске никто не занимается отловом бесхозных животных. Раньше в районах были бригады, работали они под руководством райкомхозов. Специализированное автотранспортное предприятие выделяло для этих целей машины, в райкомхозы поступали заявки от населения о скоплении бродячих животных, да и сами отловщики (их было три человека, по одному на район) знали, где прячутся бесхозные кошки и собаки. И очищали от них город.

- А теперь?

- С конца января этого года отлова нет. Сейчас все упирается в платежи. Райкомхозы не имеют средств и не производят оплату за машины. Отловщиков заняли другими работами. Теперь к нам ветлечебница направляет только больных и ослабленных животных - для усыпления, да еще от населения принимаем (сдают старых, больных, или, например, хозяин страдает аллергией).

За июнь, сообщила она, таких поступило - 131 собака и 62 кошки. Однако меня сейчас интересуют не домашние, а те, одичавшие, которые не имеют хозяина, стали злыми и агрессивными и представляют реальную опасность для мурманчан. Хотя бы для общего представления: сколько, скажем, в прошлом году отловили «беспризорников» те бригады?

У Надежды Ивановны цифры были, что называется, под рукой: в Октябрьском районе - 663 собаки и 131 кошку, в Ленинском соответственно 611 и 153, в Первомайском - 703 и 182. И даже сказала данные по январю этого года по тем же районам соответственно: 16 и 5, 44 и 11, 75 и 19. На этом деятельность отловщиков и закончилась: у районов нет денег.

Надежда Ивановна сказала на прощанье с горечью:

- Нам звонит весь город, телефон не смолкает. Людей, конечно, беспокоят бродячие животные, их становится все больше и больше, а мы помочь ничем не можем.

Конечно, больше! Раз никто не отлавливал, а они знай себе плодятся, так и будет больше. Кого винить в этом? Конечно, все скажут: городские и районные власти.

Так-то оно так, да ведь и мы с вами хороши, чего уж греха таить! Причем тут мэр, когда мы выгоняем собаку на улицу? Он что, заставлял нас ее заводить? О чем мы тогда думали? Когда жалеем-подкармливаем, а взять на себя ответственность за судьбу животного не хотим - это как называется? Любовь к братьям нашим меньшим? Какая же это любовь?

Общение с животными предполагает и культуру человека, и ответственность. Нет у нас пока этого. Вот сами же и страдаем. Да еще как страдаем!

Давайте послушаем, что говорили по этому поводу в травматологическом пункте № 1, с которого начиналась эта статья:

- Если вас укусила бродячая собака, то делаем уколы 25 дней, причем по два укола, то есть всего 50. Уколы очень болезненные, делаются они в живот. Но на этом ваши неприятности не заканчиваются, нужно приезжать к нам потом на 10-й, 20-й и 35-й день: мы должны убедиться, что с вами все в порядке. То есть практически вы не должны уезжать из города полтора месяца и наблюдаться у нас. Значит, и в отпуск нельзя уезжать, придется в городе сидеть.

Вот какой букет «радостей» может ожидать каждого из нас, если в городе не будет наведен порядок с бродячими собаками и кошками.

А кому, скажите на милость, хочется, чтоб на него или, упаси Бог, на его ребенка напала такая стая? (Я вспоминаю ту шестилетнюю девчушку, у которой шрамы останутся на всю жизнь). Никому не хочется.

Так тогда надо выводы делать, правда? И городским, и районным властям, и нам самим тоже.

Э. Пасько