Язык сайта / Language

Абдурахманов И.Т.

От желудка к сердцу

Часть 4

По-видимому, на свете нет ничего,
что не могло бы случиться.

Марк Твен

Немой вопрос, читаемый в Любиных глазах так и не успел озвучиться - подъехал автобус. Войдя в салон и увидев, что все места заняты не порадовался за себя - путешествовать стоя в течение такого времени - очень сомнительное удовольствие. Однако, альтернативы не было и я уже представлял, сколько времени мне предстоит жалеть себя. И вот настал тот самый момент, когда надо написать "вдруг", с которого все и всегда начинается.

Вдруг кто-то крикнул, что в последнем ряду есть свободное место. В этот миг автобус стал мне симпатичен и как-то даже захотелось ехать в нем, а узкий проход между креслами, плотненько загроможденный вещами и вовсе не показался серьезным препятствием. Словно судно на воздушной подушке я легко добрался до свободного места, наклонил спинку кресла, сел и сразу заснул.

Когда открыл глаза, за окном уже были видны многоэтажные дома. Это означало, что проспал я большую часть пути и скоро поездка закончится. Обратил внимание на девушку, сидящую рядом со мной. Она смотрела на меня и улыбалась.

- Что-то не так? - спросил я ее.

- Вы так крепко спали и все время разговаривали. Вы обращались к кому-то говоря, что если там не примут, то вы приютите у себя, - сказала она.

Я понимал, что мой разговор во сне - не самое худшее последствие деревенских перипитий и не стал объяснять, чего касалось мое заверение относительно приюта, а сразу задал вопрос ей.

- В таком красивом наряде вы едете в гости или на экскурсию?

- Я закончила художественное училище и родственники, в качестве подарка, пригласили меня в гости, что бы я посетила Эрмитаж и другие музеи, - сказала она. - Но меня лично интересует работа уличных художников. Так ли это, что они пишут картины прямо на Невском проспекте?

- Да, но эти художники рисуют, в основном, моментальные портреты, - сказал я, - Вот если вас интересуют виды старого города или церквей, то художников можно встретить только побывав в этих местах, - сказал я.

- Я люблю рисовать церкви и пейзажи. Как вы думаете, с какой церкви мне лучше начать? - спросила она.

- Достопримечательностей в городе много; Казанский собор, Спас на Крови и большинство других находятся в центре города и в это время там много народу. Вот Александро-Невская Лавра вам подойдет, - ответил я.

Рассказав ей, где она может встретить художников и как туда добраться, предложил помощь, если возникнут какие-то вопросы. Что бы написать свой номер телефона, стал искать ручку в сумке, но ее там не было. Я вспомнил, что оставил ее в том доме, в той самой комнате - до ручки ли мне было? Попросили ручку у сопутешественников и проблема решилась, а автобус, тем временем, подъехал к автовокзалу.

Я попрощался с художницей и направился к дому. Наш коммунальный ангел-хранитель не ослабил бдительность в отношении сохранения имущества - ключом дверь в квартиру открыть не удалось, так как она была закрыта на крюк, установленный, наверное, еще при постройке дома - в конце девятнадцатого века.

Не успел нажать кнопку звонка, как услышал строгий голос и предсказуемый вопрос.

- Кто там?

- Валентина Кузминична, открывайте, это я вернулся с отдыха. - откликнулся я.

Дверь отворилась и я предстал перед соседкой.

- Не очень похоже, что вы хорошо отдохнули. Выглядите уставшим. Может не стоит в следующий раз ехать так далеко, да еще и на автобусе. Знаете же - наши дороги не способствуют приятному вояжу. Мало того, на обратном пути так устаешь, что кажется, что и не отдыхал вовсе. - просветила меня опытная путешественница.

Пройдя в свою комнату, упал в кресло и понял - как же я устал! Теперь мне нужно отдохнуть, - подумал я и провалился в сон. Сон в кресле не мог быть продолжительным по определению и через некоторое время я проснулся, а точнее сказать - пришел в себя и решил разобрать сумку. Расстегнул молнию и сразу увидел ту самую ручку.

- Вот же она! Как я не увидел ее тогда, в автобусе? - недоумевал я, - Лежит себе, спокойненько сверху. Может, уже пора позаботиться об очках?

Взяв ее, чтобы положить в карандашницу я почувствовал, что ручка теплая, словно ее только что кто-то держал в руках. Ничему не удивляясь после произошедшего на "отдыхе", отправил ее в карандашницу и занялся сумкой, а потом и другими делами, стараясь не вспоминать и не анализировать события этих трех дней.

Вся рабочая неделя была напряженной. Домой возвращался поздно, уставшим. Однако, случившееся со мной во время поездки к Любе не давало мне покоя. Я много слышал о подобном от очевидцев, читал, видел по телевизору, а теперь сам с этим столкнулся. Решил об этом написать, надеясь, что это поможет мне разобраться в произошедшем и подвести хоть какую-то теорию под эти события.

В субботу вечером, освободившись от насущных дел, сел за стол и стал продумывать план повествования. Задача была не простая; с одной стороны - эта ситуация походила на сказку, а с другой - таковой не являлась, ведь я был непосредственным участником и все видел и прочувствовал сам.

Как только в голове сложился план будущего рассказа, я протянул было руку к карандашнице, но ручки там небыло. Ну чудеса! - подумал я, - Не могла же она выпрыгнуть из карандашницы. Было жаль ее терять - ею было удобно писать, рука не уставала, благодаря силиконовой накладке. Вот уже второй раз она исчезает. В первый раз так и не понял, как она оказалась среди вещей. А сейчас куда могла деться? Стал искать по всей комнате, потратив уйму времени. Найти ручку так и не удалось. Не помогла даже методика моей знакомой Тамары Васильевны - когда у нее дома что-то терялось, она привязывала полотенце к ножке стола и трижды громко говорила. - Поиграл - отдай! - и, как ни странно, эта вещь находилась.

То ли поиски, то ли нервы ослабили мой организм и отбили желание писать, поэтому ничего не придумав, лег спать.

Утром решил навести порядок в доме. Про исчезнувшую ручку приказал себе не думать. Интуиция подсказывала мне, что эта чудо-ручка найдется, там где я не ождал. Так часто бывает - перестаешь думать о потере, отвелекаешься на другую работу, тогда вещь теряет свое значение и находится.

Включил музыку - песни восьмидесятых годов и начал уборку. Обычно это занимало у меня пару часов, ведь это очень ответственный момент и передоверять чужому человеку его не желательно. Человек не знающий может вымести из дома не только удачу, богатство, здоровье, семейное счастье, но и проживающих людей, в том числе.

Уборка должна выполняться в определенной последовательности. Начинать нужно с гостиной или того помещения, где чаще бывают гости. Вначале это место надо подмести и затем помыть пол, а собранный там мусор сразу вынести из дома в контейнер, что бы чужой след не прижился в доме. Это убережет семью от ссор. Потом убирается семейный очаг (кухня) и этот мусор не должен попасть в мусорный контейнер, его нужно выбросить в проточную воду. Далее убираются спальни. В последнюю очередь надо убрать то место, где вы храните то, что напоминает вам об ушедших. Для уборки этого места нельзя использовать метелки для удаления пыли, можно только протирать влажной тряпкой. В этом месте кроме памятных вещей и фотографий должны быть вода и свеча. Свеча нейтрализует ваши плохие мысли, а вода поглощает негатив от сказанного. Наверное, это имел ввиду мой учитель, советуя, если предстоит неприятный разговор, поставить на стол воду. По завершении беседы эту воду надо вылить. Пить ее нельзя, а необходимо выпить двенадцать глотков чистой воды, только не той, что стояла в этом помещении.

Каждому из нас приходилось и приходится испытывать какие-то сильные эмоции. То, что происходит с нами в такие моменты подробно описано канадским физиологом Гансом Селье еще в 1936 году и проявляется одинаково, независимо от того, приятные или неприятные эмоции вы испытываете.

А происходит следующее; в ответ на, так называемый "экстренный" выброс адреналина сердце начинает биться чаще, температура тела повышается, страдает тимико-лимфатическая система (иммунитет) и желудочно-кишечный тракт. Наш организм, стараясь себя сохранить, увеличивает теплоотдачу. Это сопровождается потерей жидкости - мы потеем, в большей или меньшей степени. Организму срочно требуется энергия и он получает ее, расходуя гликоген из печени, то есть в крови резко повышается уровень глюкозы, а поступление инсулина запаздывает. Вот почему возникает потребность в жидкости.

Поэтому или по какой-то другой причине непременным атрибутом кабинета руководителя является графин с водой и это воду они сами употребляют и предлагают посетителям. Никто при том не задумывается, что эту воду пить нельзя, так как она собрала весь негатив, так сказать, это уже наговоренная вода. Человек, я имею ввиду - руководитель (ведь он тоже человек), получив стресс от беседы и желая успокоиться, запив его такой водичкой, получает то, что получает - двойной стресс, извне и изнутри.

Помню, зашел к своему начальнику и увидел, что он сидит очень растроенный. Рядом стоял стакан воды, налитый из стоящего на столе графина. Он рассказал, что состоялся очень неприятный разговор с подчиненным и после этого у него заболело сердце и желудок. Сказав, что не стоит пить эту воду, я объяснил, что происходит с нами в моменты психологического напряжения и как важно помочь себе справиться с возникшими нарушениями, а именно, дать организму жидкость, защитить желудок нейтральными или щелочными продуктами и обеспечить покой мышцам.

Мы с вами неоднократно слышали, к месту и не к месту произнесенную, фразу о том, что все болезни от нервов и только некоторые - от любви. Однако, согласно теории Селье и болезни Венеры - это тоже результат стресса во время любовных утех. Профессионалы знают о высокой заразительности источника заболеваний, передающихся половым путем, но объясняют ее особенностями самого возбудителя. Особенности особенностями, но если вместо иммунитета в момент стресса - ничего, то вызвать заболевание способен фактически любой, казалось бы безобидный, инфекционный агент.

В работе над своей докторской диссертацией, защищенной через 62 года после открытия Г. Селье, посвященной диагностике и лечению сочетания заболеваний позвоночника, внутренних органов и суставов у 98% обследованных мною, да и другими исследователями, выявлена патология желудочно-кишечного тракта. Скорее всего, это все 100%, а те 2% пациентов без патологии, скорее всего - дефект обследования. С такой же частотой выявляются нарушение функции внешнего дыхания и тонуса мышц. Субъективно все пациенты отмечали, что при стрессе сразу же чувствуют слабость, подташнивание и боли в желудке. Ничего нового я тут не открыл. Все испытывали подобное: начинают дрожжать руки, ноги становятся ватными, голова не держится на плечах. Все видели в жизни и в фильмах характерную позу расстроенного человека.

После стресса, пытаясь помочь себе, мы начинаем принимать успокаивающие лекарства, алкоголь или сбрасывать свое напряжение на ни в чем не повинных коллег, членов семьи и просто случайных людей в транспорте или на улице. Тот же или больший эффект может дать отдых в спокойной обстановке достаточное количество воды, молоко, каша, макароны, отварной картофель, белый хлеб. Одним словом - все белые продукты, как бы смешно это ни звучало.

Много раз повторенный штамп - главное в жизни это спокойствие, сон и хорошая пища в данной ситуации очень даже актуален с небольшой поправкой - правильная пища - та, что упомянута выше.

Испытав стресс, мы хотим убежать от него любыми способами: переключением на какие-то положительные эмоции либо физические нагрузки, но ведь мы помним, что наши мышцы тоже были атакованы стрессом и им тоже требуется помощь, а не нагрузка. Поэтому, скорее всего, не стоит срочно куда-то бежать развлекаться или трудиться в поте лица, потому, что там нас ожидает, пусть положительный, но тоже стресс, и незаслуженная нагрузка мышц, тонус которых и так уже нарушен (ослаблен) и разбалансирован.

В случае, если мы продолжаем испытывать себя на прочность способом, описанным выше, организм дает нам сигнал, что нужно остановиться и выстреливает болью в позвоночник, которая так и называется прострел. При этом не имеет значения ни возраст, ни пол, ни наличие или отсутствие заболеваний позвоночника.

Если кто-то не понял, что нужно дать себе передышку и продолжает эксплуатировать себя в прежнем режиме, сняв острую боль инъекциями или мазями, то снова получает прострел, только уже применительно к профессиональной деятельности, в зависимости от того, что при этом задействовано в большей степени - руки или ноги.

Что делать? Ничего, кроме того, что описано выше и тем самым дать возможность механизму адаптации включиться и отрегулировать наш организм. При условии, что изначально вы не имели серьезных проблем со здоровьем и прострел случился впервые.

Углубившись в размышления про воду и подзабыв про уборку, решил отложить ее и написать еще про свечу.

Неприятные известия, ложные слухи или незаслуженные обиды вызывают у нас волнение. Волнение, в данном случае, очень точное слово - волна неприятных эмоций время от времени захлестывает нас и мы вспоминая, переживаем это снова и снова. В таких случаях мой учитель советовал зажечь свечу, сосредоточиться на пламени, не закрывая глаза. Это такая своеобразная медитация, во время которой вырабатывается нейромедиатор с длинным названием, которое не буду здесь приводить - это общеизвестно. Через некоторое время нормализуется дыхание, сбившееся от переживаний. При отсутствии свечи, тот же эффект может дать настольная лампа без абажура или фонарик.

Так, вроде все записал и нет причин далее откладывать уборку.

Постелил скатерть на столик, где стояли дорогие мне фотографии и деревянная шкатулка, подаренная мне духовным учителем, поменял воду в графине и зажег свечу. Вспомнилось, как учитель, одаривая меня этой шкатулкой, говорил.

- Эту шкатулку сделал я сам. Изнутри она покрыта шелком, он будет подерживать постояную температуру. На крышке зеркало для того, что бы приоткрыв крышку можно было увидеть содержимое шкатулки, не заглядывая внутрь. Если в зеркале увидишь, что в шкатулке появилась не твоя вещь, ни в коем случае не бери ее в руки. В этой шкатулке будешь хранить память о близких тебе людях.

Так я и сделал - хранил в ней маленький камушек с черной горы, необычную раковину - домик неизвестного моллюска, найденный мною в детстве на берегу озера, узелок с землей из родных мест. Кроме того, там лежали памятные вещи моей бабушки - обсидиановые четки россыпью и сломанная брошь, а сама шкатулка стала доброй памятью о моем духовном наставнике. Вещи в этой шкатулке всегда были теплые, как живые и прикосновение к ним или просто созерцание их успокаивало и радовало меня.

Приоткрыл крышку шкатулки и увидел в зеркале, что среди известных мне вещей лежит та самая ручка. Не стал брать ее в руки, как предупреждал учитель, а наоборот, все содержимое высыпал на стол. Стал внимательно разглядывать.

Стало понятно, ручка в деревне не сама упала со стола и покатилась в комнату - ей помог хозяина дома. Он не скрывал, что может зажечь свечу и переместить вещи. Но это все было в деревне и мы с ним попрощались. Вдруг меня осенило, что ручка не исчезала и не появлялась сама по себе - это хозяин того дома давал мне понять, что он здесь, со мной. Вот почему он общался со мной. Он знал, что его не примут близкие ему люди и решил последовать за мной. Я не стал ручку перекладывать в карандашницу и обратно положил ее в шкатулку, тем самым принял его в свой дом.

Прошло полгода. Не скажу, что с появлением в шкатулке новой вещи жизнь облегчилась или осложнилась. Все шло как обычно. Лишь у меня появился новый ритуал - закончив писать статью или рассказ, всегда прочитывал их вслух. Мне казалась, что он, как тогда в деревне, сидит и слушает меня.

Через год, во время отпуска, решил посмотреть пустыню. Меня привлекло место с названием Кататаш. Особенностью его было то, что среди пустыни возвышался огромный, гладкий камень. Жители пустыни, никогда не видевшие гор, считали его горой. Выглядело это неестественно - так, как будто камень вырос из песка или упал с неба. Через это место пролегал шелковый путь и, в свое время, здесь останавливались караваны для ночлега, пережидали дневной зной или песчаную бурю.

Этот камень обладал необычными свойствами. К нему прилипали металлические предметы, а режущие инструменты становились острыми, если легко провести ими по камню. Оттуда другое название этой горы - Кайракташ - точащий камень.

Человеку свойственно приписывать необычные свойства необычному месту. Данное - не стало исключением. Говорили, что прислонившись к камню можно исцелиться от болезней, поэтому сюда стремились и страждущие и любопытные.

В одной из легенд, слышанных мною у сандала расказывалось, что однажды люди, застигнутые песчаной бурей в пустыне, укрылись у подножия этого камня. Буря не затихала несколько дней. У них закончилась еда и вода. Они уже приготовились к самому худшему и начали говорить о том, что следующий день для них уже не наступит. Настала ночь, последняя, как они считали. Те, у кого еще были силы, начали молиться.

Внезапно буря стихла и они увидели, что с неба на землю упал зеленый луч и засверкал на песке как след софита, на некотором отдалении от них. Приблизившись к этому месту, люди увидели светящийся родник. Бросившись к воде, все начали пить ее, но вскоре их сморил сон. Наутро они проснулись, как родившиеся заново и долго радовались, удивляясь чудесному спасению. Свет этого родника было далеко видно и он стал маяком для караванов, идущих по шелковому пути. С появлением здесь родника, появилось и небольшое селение.

Позже ученые выяснили, что вода из родника содержит большое количество золота и брома. Поэтому все, кто пил эту воду, через несколько минут засыпали, просыпаясь бодрыми и полными сил.

Очень хотелось побывать в этих местах. И вот выдалась такая возможность. Условия жизни там меня не пугали, хотя дорога представляла определенные трудности; перелет около четырех часов, затем примерно столько же или чуть больше на машине через перевал до пустыни и пересадка на местный транспорт и еще столько же ехать по пустыне до Кататаша. Местный транспорт - это либо машина, либо верблюд. Его можно было арендовать в поселке, располагающемся в предгорье, а дальше... дальше бескрайняя пустыня.

Спланировал поездку так, что бы к вечеру быть на месте - в Кататаше. Вылет был рано утром. Накануне вечером собрав сумку, присел к столику, зажег свечу и долго сидел, разглядывая фотографии и перебирая вещи из шкатулки. Прочитав молитву, поклонившись и попрощавшись вышел из дома.

В аэропорт рассчитывал приехать к началу регистрации на рейс, но вылет отложили на три часа. Это мне очень не понравилось - рушился такой красивый план. Мало того, появилась какая-то тревога, вплоть до того, что я был готов отказаться от поездки. Затем рейс откладывали еще и еще и в результате в первый пункт моего путешествия мы прилетели поздно вечером.

Распрощавшись с воздушным транспортом - самым быстрым транспортом в мире, отправился на стоянку такси, где меня ожидало еще одно разочарование - никто не соглашался ехать ночью через перевал. Ждать до утра означало, что ехать по пустыне придется в самый зной. Чуть отойдя в сторону, стоял и раздумывал, как поступить - отпустить ситуацию и пусть все идет как идет или попытаться уговорить таксистов отвезти меня сейчас. Через какое-то время из темноты вышел мужчина лет шестидесяти и предложил отправиться в путь сейчас. Я согласился и мы поехали.

Подъем до перевала занял около двух часов. На перевале остановились передохнуть. Здесь была специальная площадка для стоянки машин и кафе. В кафе был занят только один столик. Вокруг него сидели четверо мужчин, пили чай, о чем-то тихо говорили, временами поглядывая на нас.

Мы подкрепились отличной едой и решили продолжить путь. Вышли из кафе и я решил осмотреть окрестности с высоты птичьего полета. Подошел к краю дороги и испугался, увидев крутой обрыв. Бросил камень, что бы иметь представление о глубине этого ущелья или о высоте, на которой нахожусь, но так и не услышав звука от падения камня, отошел от края и подошел к машине. Водитель не торопил меня и я еще немного постоял осматривая эту красоту.

Когда мы садились в машину, те четверо, что сидели за столом в кафе, резко собрались и уехали вперед нас в том же направлении. Мне это показалась странным, но водителю я об этом говорить не стал. Тронулись в путь и какое-то время ехали молча, то ли переваривали вкусный высокогорный шашлычок, то ли водитель был сосредоточен на сложном спуске. Потом потекла беседа. Водитель рассказал, что он инженер, но подрабатывает извозом, чтобы помочь жене восстановиться после тяжелой операции. Я рассказал ему о себе и он начал задавать мне множественные вопросы. Понимая, что он расспрашивает меня, что бы не заснуть, я поддерживал разговор, хотя с удовольствием бы вздремнул.

Светать стало когда мы проехали больше половины спуска. Дорога хорошо просматривалась и далеко внизу уже виднелись крошечные домики. Оставалось примерно около часа езды. По дороге нам не встетилось ни одной машины и каждый из нас уже предвкушал радость окончания этой поездки.

Начался более пологий участок дороги и впереди мы увидели, что у края дороги, лицом вниз, лежит человек. Водитель сделав вид, что не заметил его, хотел проехать мимо, но я попросил остановиться и решил узнать - что с ним случилось. Подъехав ближе, мы вышли из машины. Я наклонился к лежащему и стал окликать его. Не получив ответа, присел и хотел прощупать пульс на сонной артерии. Вдруг он "ожил" и схватил меня за руку. Непонятно откуда появились еще трое крепких парней. В руках они держали дубинки.

Без объяснений они ударили нас с водителем дубинкой по спине и заставили нас сесть на заднее сидение нашей машины. К нам присели еще двое, чтобы мы не сбежали. Человек, лежавший на земле, отряхнулся и сел за руль. Мы поехали теперь уже их путем.

Незачем жалеть чужую машину - и сеймоментный водитель выжимал из нее все возможное, а ее хозяин, понимя, что наша судьба в наших руках, тихо мне в ухо стал шептать.

- Я вытолкну вас с вместе с тем человеком, вы упадете на него и покатитесь с обрыва. Если останетесь живы, то у вас будет возможность добраться до поселка по дну ущелья. Очень прошу вас сообщить о случившиемся моей семье. Это единственный выход, надежды мало, но может вам повезет.

Я кивнул головой, соглашаясь. Мы попрощались с ним глазами. Машина, мчась на большой скорости, начала входить в крутой поворот. Я наклонился вперед, а хозяин машины, протянув руку передо мной, незаметно открыл дверь машины и вытолкнул меня и сидящего рядом человека из машины. Я помню, как упал на него и начал падать с обрыва. Летел я "солдатиком" - ногами вниз, сильно зажмурив глаза. В голове мелькали тысячи тысяч мыслей и только одна мысль - что пройден мой путь, доминировала над всеми.

Прощаясь и благодаря Творца, я вдруг, как бы внутри себя, услышал знакомый голос.

- Открой глаза и двигай руками! Делай хоть что-то для себя! Не иди на поводу у обстоятельств! - приказал тот, кто постоянно перемещал мою ручку.

Открыв глаза, увидел перед собой то самое, доброе лицо моего необычного собеседника из деревни. Взмахнул руками и почувствовал, что время остановилось, а я лечу и могу управлять своим полетом. Все время, пока я плавно не приземлился, доброе лицо находилось рядом. Когда я почувствовал под ногами землю, он улыбнулся и сказал.

- Ну вот и славненько полетали.

Посмотрев вверх, хотел прокричать благодарность за спасение, но крик застыл на губах когда я увидел, с какой высоты я упал. Лицо моего нечаянного спасителя исчезло и я остался один на один с глубиной ущелья и тревогой за судьбу моего собрата по несчастью.

Забыв о том, что говорил мне водитель о дороге по дну ущелья, я начал подниматься на то место, откуда падал. Странная легкость ощущалась во всем теле - я поднимался по крутому склону как по равнине, без помощи рук и достаточно быстро вышел на дорогу, где, как я видел, стоит девушка в белом платье и машет рукой, как бы призывая к себе, но поднявшись, никого не обнаружил.

Не было времени разбираться, куда она делась и я побежал по спуску в надежде кого-то встретить. Вдалеке увидел дом с освещенными окнами. Я ускорил бег и добежав до спасения (как я тогда думал), стал стучать в дверь. Дверь открылась и я увидел одного из тех людей, что напали на нас. Его лицо мгновенно исказил ужас и тут же дверь захлопнулась. Я стоял на крыльце, прислонившись к этой двери и не знал, что предпринять. Поведение нашего захватчика меня озадачило.

В доме поднялся страшный гвалт - четверка бурно обсуждала мое появление, а, в свете услышанного позже, точнее сказать - мое явление.

Перед поездкой я купил длинную (почти в пол) белую рубашку, специально для путешествия по пустыне и надел ее в дорогу, заправив в брюки. За время моего "полета" она вылезла из брюк и я предстал перед похитителями в белой рубашке до пола, что навело их на мысль, что это мой дух явился расправиться с ними.

- Этого не может быть! Он не мог выжить, упав с такой высоты, - кричал один из них. Видели - на нем ни одной царапины и рубашка чистая. Это его дух и пришел он за нашими душами.

- Ну что ж, поработаем духом. - обрадовался я и утробным голосом начал их запугивать, говоря, что сейчас сюда приедут люди и им придется ответить за то, что они натворили и, что лучше бы им освободить водителя и вернуть ему машину.

В доме все затихло и я напрягся, ожидая их дальнейших действий и страшась, как бы они не прозрели и не надавали мне по сусалам за то, что разыгрываю их. Однако, через некоторое время на пороге возник водитель с моей сумкой и ключами от машины в руках. Он тоже не сразу понял, что это я во плоти и начал молиться. Не подходя к нему, тихонько сказал.

- Быстро отчаливаем отсюда! Потом разберетесь дух я или не дух.

Уже вырулив от этого дома и набрав скорость, водитель все еще не решался заговорить со мной, только периодически косился в мою сторону. По лицу его катился пот, руки тоже были мокрыми, но руль он держал крепко и ехали мы быстро.

Вот впереди показались несколько домиков - это здесь мне предстояло пересесть на местный транспорт. Уже было видно стоянку машин и верблюдов. Я было начал благодарить его и прощаться, достал деньги и протянул ему, но он, не глядя на меня проговорил.

- Мне не нужна никакая плата - вы спасли мне жизнь. Я довезу вас до места и приеду за вами когда скажете.

Я согласился и мы поехали дальше. Какое-то время водитель молчал, но потом все-таки решился заговорить.

- Прошу вас, скажите - вы действительно упали с такой высоты и остались живы или вы за что-то зацепились и, когда мы уехали, выбрались на дорогу и пришли в этот дом? И все равно не понятно, на вас нет повреждений, а они должны быть. Рубашка абсолютно чистая, даже обувь не запылилась. Такое впечатление, что вы вышли из машины, постояли, покурили, выправили рубашку из брюк, сели в машину и мы едем, как будто ничего не случилось. Но ведь я-то знаю, что это не так! Эти люди били меня, отобрали деньги и требовали дать им адрес и телефон моих родственников, что бы они заплатили за меня выкуп. Я молчал - чей адрес я могу дать? Моей больной супруги? Так она сама нуждается, поэтому я и подрабатываю, а больше у нас никого нет. Они снова и снова избивали меня и кричали и тут вы постучали в дверь. Мало того, что они никого не ожидали - дом-то на отшибе и с дороги его не просто заметить, как и поворот к нему. А увидев вас, в том виде, как я вас увидел позже, они пришли в ужас. Правда, один из них высказал предположение, что вы все-таки реальный, но тут же был побежден аргументами о непопорченности тела и абсолютно чистой рубашке. Они быстренько развязали меня, отряхнули мою одежду, вручили сумку и ключи от машины и сказали.

- Иди с ним. Может, отдав тебя, мы сохраним себя. Похоже, он пришел по наши души. Зачем ему наши - плохие? Мы отдадим твою - чистую и ему не понадобятся наши.

- Вот ведь мерзавцы! Даже в такой момент способны выставить кого-то впереди себя. - возмутился я, так и не рассказав ему, что случилось со мной при падении. Мне самому не верилось. Тем временем, цель моего путешествия приближалась - уже был виден Кататаш.

Попрощавшись с водителем, стал распрашивать у людей помоложе, сидевших на маленьком пятачке посреди поселка - где можно остановиться, поскольку место глухое и отеля там не было. Почему, спросите, помоложе? А там была еще группа мужчин запреклонного возраста - они сидели в ряд и, как будто, дремали. Они напомнили мне сцену из фильма "Белое солнце пустыни". Помните, как после взрыва у старичков слетели чалмы, а они продолжали сидеть как сидели.

Устроился у местного бога огня - кузнеца. Приходится использовать такой избитый штамп потому, что он и выглядел как греческий бог - высокий, атлетически сложенный молодой мужчина с длинными, темными, вьющимися волосами. Он сам, властным голосом "пригласил" меня остановиться у него в доме. Отказаться было бы чревато - так я подумал и согласился или точнее - смирился.

Дом моего приютителя мне понравился сразу. Очень большой, красивый и недалеко от камня и родника. Жена его встретила меня радушно и предложила умыться с дороги, но была очень удивлена, что я еще в городе переоделся в одежду для пустыни и она даже не запылилась. Знала бы она, что эта одежда видела такое... И, в конечном итоге, благодаря этой рубашке я здравствую. Выражение "родился в рубашке" к моей ситуации подходит абсолютно.

Изнутри дом мне понравился еще больше. Снаружи такая жара, а в доме прохладно. Комната большая, очень чистая, удобная. Мебель добротная, кованая. Какая еще может быть у кузнеца? Увидев кровать, хотел было прилечь, но вспомнил, что приглашен к столу. Пренебречь приглашением - обидеть хозяев. Достал из сумки сувениры и конфеты, привезенные с собой и вышел в общую комнату, где меня уже ждали за хозяева и несколько местных жителей. Увидев накрытый стол, вспомнил, что давненько я не ел и приземлившись на мягкий матрасик, постеленный на пол, приступил к трапезе, стараясь не обнародовать свой непомерный аппетит.

День, тем временем, плавно перетекал в вечер и сегодня уже не было возможности осмотреть мечту моего детства. Кузнец предложил мне пойти с ним в кузницу - работа там начиналась когда спадала жара. Он принес мне одежду, я переоделся и мы отправились на окраину поселка.

В кузнице он выглядел, повторюсь, как бог. Я завороженно наблюдал, как неприступный металл преображается в его руках. Через какое-то время мне стало очень жарко и я вышел на воздух. Долго стоял и смотрел на виднеющийся вдалеке камень, размышляя о том, как завтра увижу то, о чем мечтал долгие годы.

Задумавшись не заметил, как ко мне подошел кузнец и протянул мне еще теплую подкову, сказав при этом.

- Приложите эту подкову к горе и только перед отъездом снимите ее и возьмите с собой. Подкова - это тройной символ. Основное назначение ее - опора и защита, но с помощью нее можно находить решения в сложных ситуациях, видите - она похожа на разорванный круг. Для этого необходимо прикрепить ее к полу в правом углу при входе в дом. Когда трудно или невозможно принять решение - поставьте на нее правую ногу на несколько минут. Неприкрепленная подкова или повешенная на стену действует как бумеранг. Если вы уверены, что "сеете" только доброе, то можно ее не крепить к полу, но, иногда, мы наносим другому вред, сами того не ведая, поэтому лучше ее закрепить.

Я с благодарностью принял подкову и мы двинулись к дому в кромешной тьме, только где-то вдалеке был виден зеленоватый отсвет. Это родник - догадался я, но ничего не стал спрашивать. Подумал, что на сегодня впечатлений достаточно. Скоро наступит утро и я увижу все своими глазами.

Рано утром, услышав голос хозяина дома, призывавшего свою семью на молитву, я вышел и присоединился к ним. В конце он поднял руки вверх и стал просить для всех нас здоровья и легкого дня. После молитвы приступили к завтраку. Мне объяснили, что утром они пьют воду из родника, но запивают ее молоком.

По окончании завтрака хозяин подал мне новый чапан (халат) и обувь, похожую на кожаные чулки, что бы ходить по пустыне. На голову предложили накрутить белый платок. Жена вынесла хурджун (сумку), в которую она положила хлеб, воду, спички и сухофрукты. Я был очень удивлен таким серьезным подходом к короткому переходу по пустыне - ведь камень вот он, его видно отсюда, но предваряя мои возражения, хозяин сказал.

- Находясь, даже короткое время, в пустыне нужно быть готовым ко всякому. Внезапно может начаться песчаная буря и такая одежда защитит вас от перегрева и песка, ну, а запас еды и воды не помешает в жару даже в городе.

Путь, казавшийся мне таким простым, оказался совсем не таким и я брел по тропе, сам себе напоминая бедуина. Издалека камень выглядел как нечто инородное и я прямо ощущал, как ноги сами несут меня к нему. Таких желающих было много, только ноги принесли их гораздо раньше меня и они распластались, кто спиной, кто животом, кто боком по периметру камня. Может они и не уходили вовсе? Издалека это выглядело как рисунок с египетского папируса. Так или иначе, но приложиться телом, как сделали это ранее пришедшие, не было никакой возможности. Я с трудом смог отыскать свободный "пятачок" и положить ладонь, предварительно поклонившись камню.

Несмотря на ужнезнаюсколькиградусную жару, ладонь моя ощутила холод, чего я никак не ожидал. Постояв немного с ладонью на камне, почувствовал не только, что она замерзла, но и озноб во всем теле. Как такое может быть? На мне теплая одежда, воздух вокруг и земля под ногами горячие, а я замерз. Что-то не очень мне понравилась такая "физиотерапия" и я убрал руку с камня. Только хотел развернуться и убраться восвояси, но вспомнил, что нужно прикрепить к камню подаренную подкову. Открыл сумку и не успел взять ее в руки, она сама выскочила и с громким металлическим звуком приклеилась к камню, причем на такой высоте, что я не смог бы ее достать.

- Вот незадача! - подумал я. - Как же я буду ее доставать? Неужели потом придется тащить лестницу через пустыню в ватном халате, чалме и с сумкой.

Стоял я так стоял и тут меня осенило - на шее у меня железный медальон - почему же он не притянулся к камню? Экспериментатор поневоле, достав медальон, я поднес его к камню, но ничего такого не случилось - медальон не притягивался. Странный какой-то камень! Ведь медальон-то видно, что металлический. Его подарила мне моя одноклассница - светлый человек, очень рано ушедший из жизни. Он не являлся каким-то высокохудожественным ювелирным изделием; выглядел так, как будто был сделан каким-то не очень умелым человеком, но я всегда носил его, ведь такова была ее последняя воля, озвученная мне ее духовным наставником уже после того, как она покинула этот мир. В стиле Скарлетт О'Хара решил подумать об этом завтра, а сегодня еще нужно было увидеть родник.

Двинулся по тропе к роднику и увидел впереди низкорослые деревья. Ветви их сплошь были увешаны разноцветными лентами. Под деревьями и вокруг родника было очень много людей и подойти к воде было невозможно. Я остановился на отдалении и стал наблюдать в надежде, что через какое-то время мне удастся подойти ближе к воде. Народ не двигался и поняв, что для близкого свидания с родником мне придется выбрать другое время, я поклонился, прочитал благодарственную молитву роднику и пошел в направлении поселка. Через пару шагов увидел вышедшего из-за деревьев этакого Гассан Абдуррахман ибн Хоттаба. Он склонился передо мной в поклоне, скрестив руки на груди.

- Сын мой! Вы проделали такой долгий путь и уходите, не прикоснувшись к воде? - обратился он ко мне.

- Все эти люди специально приехали за помощью. Я же, лишь хотел увидеть то, о чем был наслышан в детстве и поблагодарить это место. - ответил я.

- На моей памяти вы - первый, кто приехал не просить, а превозносить наш родник, тем самым оказали честь и нашей земле и нам. Мой дом - крайний в поселке и его двери всегда будут открыты для вас. Помните об этом. Вам всегда будут рады, либо я, либо мои потомки. - сказал он.

Мы поклонились друг другу и разошлись. Мой обратный путь не занял много времени. Я бодренько прошагал по пустыне и пришел в кузницу - очень уж хотелось расспросить кузнеца о необычном поведении, казалось бы, одного и того же металла, а еще надо было выяснить, как добывать подкову перед отъездом.

В кузнице кипела и шипела работа, но при виде меня, кузнец очень удивился, отложил ее и спросил.

- Что так быстро? Люди там сидят сутками, а вы через пару часов уже вернулись. Неужели наши святыни не оправдали ваших ожиданий?

- Нет, нет. Я уже увидел, что хотел. С родником все понятно, а вот камень оказался загадкой и, полагаю, только вы можете помочь мне разгадать ее. - ответил я.

- Про подкову не забыли? - спросил он.

- Не забыл. Это, как раз, и есть первая загадка. Она выскользнула из сумки и прилипла очень высоко. Как же я буду ее доставать? Есть ли какой-то способ ее достать без дополнительных приспособлений? И еще - вот у меня металлический предмет, который не притягивается к камню. Почему? Помогите разобраться. - попросил я и дал ему медальон.

Он долго рассматривал его, а потом сказал.

- Хорошая работа! Не каждый мастер может сотворить такое. На первый взгляд - это обычное железо, не привлекает алчущих. Но вещь эта необычная. Я только один раз в жизни наблюдал за изготовлением подобного предмета. Делал его мой учитель для безнадежно больного человека. Это сделано из двух тонких железных пластинок. Изнутри на них есть непонятный мне рисунок углубления которого заполнены золотом. Я помню, мастер, вложив между пластинами несколько волосков этого больного человека, сложил их и сплавил. Получилась совсем непрезентабельная железка. А я удивился, как такой мастер мог быть доволен собой, сделав какой-то кусок из двух пластинок. Смысла в его действиях я не усмотрел тогда, не понимаю и сейчас, но он ничего не объясняя, сказал, что волос - это вместилище души, золото осветит дорогу в царстве усопших, недорогой металл сверху - что бы эту вещь нельзя было продать, подарить, украсть. Она должна принадлежать только тому человеку, для которого предназначена. На вашем медальоне есть рисунок. А что он означает я, к сожалению, не смогу вам объяснить.

Вы даже представить не можете, как я обрадовался. Наконец-то я понял, что есть мой медальон.

- С этим рисунком мне все понятно - сказал я, - Это то место, где мы любили проводить время с девушкой, завещавшей мне этот медальон. Ваш рассказ очень помог мне. Я всегда был уверен, что это не простой кусок металла с рисунком, в нем есть некий секрет. Я всегда ношу его с собой. Иногда он нагреватся и как я, с течением времени, понял - это сигнал для меня о надвигающейся опасности. Ну, с этим разобрались, а что с подковой?

- А с подковой, друг мой, все просто - на шестой день она сама спустится и вы сможете ее достать. - сказал кузнец.

- Вот оно как! А я уже решил, что все увидел и узнал. Можно возвращаться. - немного расстроился я.

- Оставайтесь и проведите это время с пользой для себя. Вы же поняли - это не простое место, но все имеет свой порядок и его нужно соблюсти. Наш старейшина подробно расскажет вам об этом. Утром его можно встретить у родника, вечером - в чайхане. - начал уговаривать он меня.

-Если старейшина - тот человек, что похож на сказочного старика Хоттабыча, то он приглашал меня заходить к нему домой. - сказал я.

- Надо же! И как вам удалось добиться его такого расположения? Я не помню, что бы он приглашал кого-то к себе в дом. - удивился мой визави.

- Ему, наверное, понравилось то, что я не стал беспокоить людей, пробираясь к воде, а только поклонился роднику и прочитал благодарственную молитву. - изложил я свою версию.

- Да, с такими намерениями к нам еще никто не приезжал. - опешил кузнец, - Я сразу понял, что вы необычный человек и не ошибся. Не отступайте от собственных планов; приехали на неделю - пусть так и будет. Кто знает, что ждет вас не на своей дороге?

Хотел было ему рассказать, что после случившегося со мной на моей дороге, меня уже ничто не может удивить или испугать, но решил этого не делать.

Кузнец закончил работу и мы пошли почему-то не домой, а к роднику, но по другой тропе, которая была короче, чем та, по которой я шел утром. Вышли мы к зданию на другой стороне родника - я видел его утром, но подумал, что это администрация или школа, а оказалось, что это чайхана или, скорее, закрытый клуб. Мы прошли на балкон и прямо перед нами увидели родник и множество людей вокруг него, но гораздо меньше, чем утром.

Сидя за чашкой чая, я молча наблюдал за сидящими у родника. Вот они начали расходиться. Я поблагодарил за угощение и спустился к роднику. Долго сидел и смотрел на него, но не приблизился. Не заметил, как подошел кузнец. Он, почему-то тихо тихо обратился ко мне.

- А теперь вы должны навестить старейшину, я провожу вас. В дом он нас не приглашает - только вам выпала такая честь. Значит ему есть, что сказать вам. Пойдемте.

Вскоре показался дом старейшины и мой спутник попрощался со мной. Я зашел во двор. Старейшина сидел на веранде и читал книгу. Увидев меня, привстал и пригласил за стол. Как принято на Востоке, жена принесла чайник зеленого чая и лепешки. Сидели мы с ним долго и больше просто молчали, чем говорили, но вдруг он спросил меня, зачем же все-таки я приехал, если не за исцелением?

- В детстве я слышал рассказ об этих местах и через годы желание увидеть этот камень посреди пустыни и родник не покинуло меня. - сказал я, - Но то, что я узнал здесь, я даже не предполагал узнать. Здесь я нашел ответ на мучивший меня вопрос и очень рад этому. Не напрасно я всегда стремился сюда. Осталось выяснить в чем целительная сила ваших святынь и как ею пользоваться?

Я расскажу вам, что нужно делать, - сказал он и начал говорить, откинувшись на подушку.

- Мы, живя здесь, точно знаем, что прикосновение к камню снимает боли, которые люди описывают как колющие, режущие, стреляющие, то есть те, что как будто бы нанесены металлическим предметом. Теоретизировать, как действует камень, можно долго, но доказать это - вопрос времени. Может когда-то и это случится. Местные жители знают, что к камню нужно прислоняться на несколько минут, сначала спиной и далее поворачиваться по часовой стрелке. С профилактической целью мы посещаем камень, но не прикасаемся к нему, только стоим близко и так же поворачиваемся. После контакта с камнем нужно подойти к роднику, набрать воды в небольшую бутылочку и пить ее по глотку, оставаясь еще некоторое время на берегу. Из этой бутылочки нужно смочить хлопковую тряпочку и протереть лицо, руки и ноги. Вот так вы сидите, созерцаете, пьете воду по глоточку и видите, что в бутылочке осталось воды на два-три глотка, тогда вы встаете, кланяетесь роднику и уходите в поселок. Оставшуюся воду вы должны выпить перед сном. Это делается на протяжении шести дней. На седьмой день вы приходите к камню, но только издалека кланяетесь и благодарите его. Затем идете к роднику, набираете в ту же бутылочку воду - ее вы возьмете с собой и дома будете пить перед сном. Вы еще должны принести с собой тряпочку, оторванную в виде ленты от вашей ношенной одежды и в этот последний день пребывания смочить ее в роднике, сказать ей свое пожелание и завязать ее на ветку дерева около родника. Дерево будет передавать ваше желание воде через корни на глубину, ведь поверхность воды люди постоянно беспокоят.

Оказывается, все отработано веками и не нужно часами лежать на этом камне, сутками сидеть у родника и литрами пить эту воду, подумал я, прощаясь со старейшиной. Он пригласил меня приходить к нему по вечерам.

Каждый день, по утрам, посещал гору и родник, а по вечерам ходил к Учителю (так я его теперь называл) послушать его бесценные рассказы. Неделя пролетела быстро, перед отъездом пошел забрать подкову. Не обманул кузнец - действительно, она опустилась так, что я смог дотянуться до нее кончиками пальцев и она легко отклеилась от камня, как только я дотронулся до нее. Поблагодарив камень, направился отдать дань роднику. Сделал все как говорил Учитель и привязал на дерево ленточку, оторванную от своей много повидавшей белой рубашки. Ничего такого я не просил для себя, просил только легких путей.

Нужно было еще попрощаться с Учителем и когда я пришел, он уже ждал меня с сувениром. Сувенир этот - кусок металла, похожий на тот, что у меня уже был, но размером побольше. Теперь уже понимая ценность этого подарка, я встал перед ним на колени.

На обратном пути ничего выдающегося не случилось, если не считать, что мы с водителем долго смеялись, вспомнив, что мы даже не знаем имен друг друга, пережив то, что пережили и став уже братьями. Перелет и дорога к дому были легки и быстры, будто бы и не было самолета и такси - я сам летел, как на крыльях. Дома все как всегда: Валентина Кузьминична со своим неизменно строгим - Кто там? - ее любопытство, как я съездил и рассказ о том, кто мне звонил или приходил и что просили передать.

Выслушав ее, наконец-то смог пройти на свою территорию и сразу подошел к тому столику, присел, зажег свечу, положил на него подарок Учителя, приоткрыл шкатулку и начал читать молитву. В какой-то момент обратил внимание, что той ручки в шкатулке нет. Закончив молитву, огляделся и увидел ее в карандашнице. Здесь до меня дошло, что памятным не может быть предмет, сохраняющий свою функциональность и я вернул ручку в шкатулку, предварительно вынув из нее стержень. Тут же услышал голос, спасавший меня при падении в ущелье.

- Не надо меня благодарить! Это я благодарю вас. Вы - единственое, что у меня осталось и я всегда буду служить вам. Помните, мы всегда рядом. Почему говорю мы? Мы - это все те, для кого вы нашли место в своем сердце.

8 августа 2013