Язык сайта / Language

Абдурахманов И.Т.

От желудка к сердцу

Часть 1

После работы быстрым шагом двинулся на автобусную остановку, чтобы немного опередить пассажирский «час пик». В это время всегда бывает много народу, поскольку огромный институт соседствовует с очень даже немаленьким рынком. Почему-то этот рынок назывался Северный, но изобилие и количество народа очень было похоже на южное или, скорее, восточное.

Сегодня же на остановке стояло всего несколько человек и это обрадовало меня. Среди ожидавших мое внимание привлекла женщина с большим рюкзаком за плечами. В одной руке она держала большую коробку, а в другой - такую замечательную, заполненную до насовсем сетку, ласково называемую в народе «авоськой». Позже, во времена, когда в магазинах стало трудно купить продукты, появились разные названия сего полезнейшего изобретения. «Нихренашка» и "нихренаська" - самые печатные из них.

Думалось мне, что эта сетка - изобретение русских (советских) смекалистых граждан, однако, с большим удивлением для себя, обнаружил, что изобретатель ее Вавржин Крчил из Чехии. Изначально это была сетка для волос и потеря спроса на данную продукцию побудила чеха с изворотливым умом прикрепить к ней ручки и таким образом изменить ее предназначение.

- А, так у них тоже были проблемы с продуктами? - подумал я, - А, возможно, и с туалетной бумагой? Иначе, зачем им такие огромные сетки? Это же Еврооопа!

Ведь только "наш" человек мог себе позволить во времена "конфеток-бараночек" шествовать по улице со связкой баранок на шее, а во времена перехода от употребления газет и книг не по назначению - с десятью (больше в одни руки не давали) рулонами туалетной бумаги.

Так, о чем это я? Прославил изобретателя сетки хозяйственной (так она называлась), теперь пора возвращаться к описываемому мною моменту.

К остановке подъехал городской автобус. Хотел помочь даме с рюкзаком, но не учел, что такая мелочь, как три места крупногабаритного багажа никак не может повлиять на ее настроение или скорость передвижения. Русские женщины могут не только красоваться изваянные с кувшинами и веслами, а очень даже легко управляются с конями, пожарами, штангой, ядром и космическим кораблем. Видимо, и она, не привыкшая рассчитывать на чью-то помощь, ловко обошла всех и в первых рядах вошла в автобус.

Что-то в ее стремительных движениях показалось мне знакомым. Оказавшись в автобусе, я увидел тот самый рюкзак. Самой же владелицы из за него видно не было. Подойдя ближе и заглянув за рюкзак понял, что знаю ее и она тоже узнала меня.

- Здравствуйте! Вот, наконец-то, судьба свела нас. Я давно вас разыскиваю. Только недавно нашла ваш адрес и отправила вам письмо. Вы, наверное, его еще не получили? - на одном дыхании выпалила она.

- Добрый день, Любовь Алексеевна, - сказал я.

- Можно просто, Люба. Неужели, вы помните? Прошло уже много лет.

Честно говоря, если бы не ее голос, выражение глаз и легкая походка, узнать ее было бы трудно. Глубокие морщины не только меняли черты лица, но и указывали на то, что жизнь ее не есть легка и приятна.

- Я, Люба, очень рад нашей встрече. Где вы сейчас живете? Как Володя; работает или уже на пенсии? - спросил я.

В этот момент по громкой связи в автобусе объявили, что следующая остановка - автовокзал. Она заспешила, расстроенная.

- Ну, вот. Даже поговорить не успели. Я не знаю точного расписания моего автобуса, поэтому тороплюсь.

- Не волнуйтесь, Люба, я помогу вам добраться до автовокзала и мы сможем поговорить еще какое-то время, - успокоил я ее.

Взяв ее рюкзак, я с большим трудом, очень и очень неграциозно выволок его из автобуса. Люба же, с коробкой и сеткой очень легко проскользнула между пассажирами, стоявшими в проходе, отобрала у меня рюкзак, поскольку мое пыхтение с ним не услаждало ни взор ни слух и легко закинула его себе за плечи. Опыт "общения" с Любиным рюкзаком меня ничему не научил и я, продолжая "играть в рыцаря", схватил ее ручную кладь, тут же поняв, что сыграть эту роль красиво не получится.

- Любочка! Куда вы едете с такими вещами? - застонал я.

- Мы теперь живем в деревне с красивым названием Татьянин Березник. Раньше там жила моя подруга детства, но сейчас ее уже нет с нами. Дочери ее и родственники проживают кто в ближнем, а кто в дальнем зарубежье, поэтому я с семьей переехала туда, что бы дом не оставался без присмотра, - ответила она, - Людей в деревне стало мало - уехали в город и поэтому перестала приезжать автолавка, а у меня большая семья и приходится приезжать в город раз в неделю за продуктами .

Наконец-то пришли, а правильнее сказать приползли, на автовокзал. Посмотрев расписание, выяснили, что автобус будет через два часа. Хотели присесть в зале ожидания, но все скамейки были заняты. Пришлось идти в кафе. С радостью избавился от вещей, упал на стул и заказал чай - моим истерзанным мышцам срочно требовались передышка и глюкоза.

Люба села напротив, какое-то время молча смотрела на меня, а потом сказала.

- Да, прошло много лет. Вы, смотрю, поседели. Кстати, как ваше изобретение, что с Володей создавали?

- Получил на него патент. Я вам несколько раз звонил домой, никто не отвечал, а зайти без приглашения было неудобно. Как дела у Володи? - спросил я.

- Это долгая история. Мы с Володей еще тогда расстались. Он так и не оправился от болезни, более того, усугублял ее неумеренными возлияниями. Винил в этом меня с девочками, а потом уехал к родителям в другой город. Я с детьми переехала в деревню. Там нашла работу по специальности, доработала до пенсии, а теперь помогаю детям по хозяйству.

Сказав это, Люба задумалась. Мне показалось, она что-то хочет спросить, но не решается.

- Что вас беспокоит? Вы хотели бы обсудить это со мной, но что-то вас смущает? - спросил я, - Не так часто мы видимся и уж коли выпал такой случай - спрашивайте. - сказал я.

- Да, хотела. Только не знаю с чего начать, все в голове смешалось. Не думала, что встречу вас. Сейчас у моих детей есть проблемы. Я очень хочу, что бы они были счатливы и не повторили мою судьбу. Прошу вас, помогите нам, - и она заплакала.

Я не знал, как ее успокоить. Не понимал, о какой помощи меня просят, но нужно было прояснить ситуацию и я сказал.

- Не волнуйтесь, Люба, вам не пришлось меня искать, я сижу рядом с вами. Расскажите, что случилось и чем я могу вам помочь?

Она улыбнулась и, вытирая слезы, спросила меня.

- Помните, когда Володя заболел? Мы по врачам ходили, но причину болезни установить так и не удалось. Вы ему посоветовали взять отпуск и поехать к родителям. Когда он приехал, я глазам своим не поверила. Он вернулся домой здоровым и веселым. Но через несколько месяцев вновь начал болеть желудок и поясница, появилась одышка, стал полнеть. Стал выпивать, сначала рюмочку за ужином, а потом и бутылки в день было недостаточно. Знаете, я все терпела; и любила его, и жалела, и семью хотелось сохранить. Он очень любил наших дочек и меня.

Хотите спросить, как расстались? Да очень просто. Наступил тот день, когда Володя, собрав минимум вещей, поставил меня перед фактом, что он уезжает к родителям и вышел из дома.

Не знаю, молодость или обида не дали мне объективно оценить ситуацию, но я так и не поняла, почему он уехал. Вот такое вот люблю не могу, то есть люблю тебя, но жить с тобой не могу.

Сейчас, по моему, моя история повторяется. Дочь вышла замуж за парня из этой же деревни. Он был очень простой, спокойный и трудолюбивый. Живут они у нас. Дочь серьезно относится к семейным обязанностям, хорошо готовит, заботится о нем. Он даже поправился, стал выглядеть как солидный человек. Через год он стал жаловаться то на боли в желудке, то на боли в спине, то еще что-нибудь с ним приключается. Стал раздражительным и выглядит всегда уставшим, хотя для него лично с женитьбой мало что поменялось: работа та же, с хозяйством мы справляемся сами. Ну нет никаких причин для плохого самочувствия.

По началу, думали, может, в гостях съел что-то не то. Дома я или дочь готовим всегда свежее. Стала сама готовить ему диетическую пищу, тогда он перестал есть дома и стал ходить кушать к маме. Дочка на нервах, что делать не знает. Все это мне напомнило нас с Володей. Вы тогда знали причину, но не стали говорить напрямую. Потом я поняла это, вспомнив ваши осторожные намеки. Может, хотя бы сейчас, с вашей помощью, удастся спасти семью дочери.

- Люба, поймите пожалуйста - это было так давно, я мог забыть некоторые детали нашей беседы, но в чем заключалась проблема, я понимал еще тогда - сказал я.

- Согласна выслушать все, что вы хотели сказать и не сказали. Для меня больно вспоминать прошлую жизнь, но сейчас нужно решать проблему моих детей, - сказала она, - поэтому, прошу вас, говорите все прямо. Не надо щадить мою психику, сейчас мне важно, что бы дочь не допустила моих ошибок.

- Помните, Люба, в то время, когда Володя заболел, мы регулярно контактировали с ним - разрабатывали то самое изобретение и у меня была возможность наблюдать за течением болезни. Мне самому было интересно, в чем проблема? Состояние его было ужасным, но обследование, что называется "с головы до пяток" не подтверждало тяжесть его заболевания. Начал расспрашивать его, выяснять, когда это началось, что могло стать причиной, что улучшает и что ухудшает состояние?

Володя рассказал мне, что через год после женитьбы у него, возникало чувство тяжести после еды, не только в желудке, но и во всем теле. Через пару месяцев появились боли в желудке, начал набирать вес, стали болеть спина и ноги, нарушился сон и утром он просыпался таким уставшим, что ему казалось, что это не новый день наступил, а еще продолжаются предыдущие сутки. Его удивляло то, что обед в рабочей столовой или ужин в гостях не имели никаких неприятных последствий. Кроме того, когда он выезжал в отпуск к родителям, он выздоравливал уже на следующий день.

Тогда, вы не пытались разобраться в причине, а думали, что свекровь настраивает его против вас. В вашем сознание были виноваты все: не только его мать и окружающие его люди, но и медицина, в том числе. После шести лет совместной жизни он превратился в старика. После еды у него едва хватало сил добираться до дивана. Вы постоянно упрекали его, оглашая весь список своих дел, тем, что он способен только лежать на диване и рассуждать о своих болячках, - сказал я.

- Думала, что он стал ленивым и не хочет помогать мне. Что бы я ему ни говорила - он, как будто, не слышит, отвернется и спит, - объяснила она.

- Я был свидетелем всех ваших семейных проблем и очень хотел вам помочь. Мне пришлось поехать к родителям Володи и его мама рассказала мне, что во время войны она с родителями была эвакуирована в Узбекистан. Там они научились готовить и полюбили узбекские блюда. Володя с детства привык есть плов руками, шурпу, манты, самсу. На завтрак там принято есть свежие лепешки с фруктами. Он привык кушать не за столом, а полулежа, как восточные люди. Иногда он просил маму приготовить его любимое блюдо -гречневую кашу на мясном бульоне. Окончив школу, поступил в институт в Ленинграде. Родители переехали к нему. Он был счастлив, так как мама продолжала готовить как раньше. Когда вы поженились, мама Володи хотела рассказать вам, что он любит есть и как это надо готовить, но вы, Люба, сказали, что он ест все и любит то, что вы готовите. Она очень сожалела, что вы ее не выслушали.

- Ну, что с того, что я не хотела учиться у матери Володи, - сказала Люба, - то, что он любит я научилась готовить по книге. Готовила плов, гречку, манты и он их ел до определенного момента, потом перестал и даже стал ненавидить эти блюда. Как мне показалось, впоследствии, эта ненависть распрстранилась и на меня.

- Вот в этом была ваша ошибка, - сказал я, - он вырос в другой среде, с другими принципами питания и организм настроен на это. Мама старалась сына готовить к семейной жизни с детства. Готовил разные блюда, но были фирменные, семейные блюда "от мамы" для радостных событий и праздников. Любая мать, вручая сына невестке, хочет объяснить, что он любит и как это приготовить, что бы он оказывал ей такое же уважение и любовь.

А по рассказам вашей матери, Люба, она учила вас готовить еду по своему вкусу и часто воспроизводила вслух чью-то глупость о том, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок и, что мужчина, как собака - накорми его и он уже готов любить и служить. Ваша мама, Люба, убеждала вас, что нужно готовить, пусть даже блюда свекрови, но они должны иметь другой вкус - побольше соли, разных приправ и, в конечном итоге, муж престанет воспринимать мамину еду (подразумевалось, что и маму тоже) и тогда именно вам достанется вся его любовь. Так и хочется воскликнуть, что мужчина - не собака Павлова, а человек! Выработка и постоянное подкрепление у него рефлексов - не обеспечивает счастливое супружество.

- Что нужно было делать тогда и что можно сделать сейчас? - спросила Люба.

Не надо было соперничать со свекровью, ведь Володя был хорошим сыном и мог стать вам хорошим мужем. Его мама не желала, что бы ваша семья распалась, поэтому и пыталась с вами поговорить. Вы же решили, что вас хотят обидеть и стали делать именно то, что делать не следовало.

Если вы не хотели учиться у свекрови, вам надо было готовить очень простую еду. Я смотрел, как вы готовили гречку, что любил Володя. Промыли в кастрюльке, поставили варить и закрыли крышкой. Когда гречка приготовилась, вы разложили по тарелкам и подали нам. Тогда я заметил, что в тарелке кроме каши находится и гречневая пыль, которую смыть с тарелки после еды потребуются немалые усилия. А мама Володи перекладывает гречку в друшлаг и промывает кипяченой водой несколько раз. Приятно есть и посуда чистая. А ваш плов? Рис весь был липким, как клей. От него исходил такой ужасный запах. Скажу вам честно, Люба, ваш плов пах болотом. Тогда вы сами не ели и только наблюдали как ест Володя. Он понимал, что это не плов, так как он знает этот вкус с детства, но он вас очень любил и не хотел обижать.

Как говорил мой дед "еда - это искуство двух любящих сердец, готовится в согласии и чистыми помыслами". Все остальное только для готовившего - еда, а для употребляющего - отрава".

Вот, скажу еще вам, Люба, многие женщины обижаются, что от них уходят мужчины, хотя кормят обильно, вкусной едой. Всех окружающих они уверяют, что хорошо готовят, лучше, чем повара. Сами они в это верят и предлагают свои рецепты всем желающим. При этом вечно ходят по докторам лечить желудок, позвоночник, суставы, лишний вес, сосуды и т.д. Скажите, как больной человек может приготовить здоровую пищу?

Многие народы очень серьезно относятся к питанию главы семьи. В некоторых странах молодая семья должна несколько лет прожить в доме мужа с его родителями. Юной супруге не сразу доверяют приготовление пищи, а только через пять, шесть лет. Это обычай и никто его не оспаривает, не пытается что-то кому-то доказать.

В средиземноморских странах, если молодая семья живет в доме супруги, то родители мужа, обязательно, приносят готовую еду для всей семьи, а если молодые живут отдельно, то родители обоих супругов приносят еду по очереди.

Печальны выводы моих наблюдений, Любовь Алексеевна. Все то, что я вижу вокруг вызывает не очень приятные ассоциации. Невестки пытаются соревноваться со свекровями, не понимая, что этом соревновании нет, да и не может быть, выигравших.

Такие славные девушки, выйдя замуж, ну прямо на следующее утро, становятся заправскими кинологами и не только. Они с упорством, достойным лучшего применения, начинают прокладывать тот путь к сердцу через желудок. В моем понимании то, что делается очень напоминает рытье тоннеля нерадивыми строителями: либо ты навредил желудку, либо промахнулся мимо сердца. И это -лучший вариант. В большинстве случаев - обе цели бывают достигнуты.

- Кроме того, что вы мне сказали, есть ли еще другие причины? - спросила Люба.

- Да, есть, но сейчас уже нет времени поговорить об этом. Думаю, это не последняя наша встреча. Я расскажу вам о том, что кажется мне важным, в следующий раз.

13 мая 2013 г.